Свадебный той

Свахи подъезжают к аалу

Свадебный той./ По материалам К.М. Патачакова.// Сокровища культуры Хакасии./ гл. ред. А.М. Тарунов. – М.: НИИЦентр, 2008. – 512 с. – (Наследие народов Российской Федерации. Вып.10). – с.102-107
Свадьба (той) сопровождалась до­вольно сложными обрядами. Она проводилась лишь тогда, когда пол­ностью был выплачен калым, внесен выкуп. У северных хакасов, в частности у качинцев, на первом этапе в свадебной церемо­нии участвовали родственники жениха по ли­нии отца и матери. 

Свадьба проходила в доме жениха и считалась основной. Продолжалась она в доме родителей невесты. Здесь веду­щую роль играли родственники невесты по линии отца и матери.
В день свадьбы невесту увозили к одному из ближайших родственников жениха по линии матери. Мать из этой семьи сопро­вождала невесту, считалась посажёной ма­терью, а муж ее — посажёным отцом. Здесь женщины надевали свадебную одежду и праздничные украшения. Украшали уп­ряжь и лошадей.

Сват на лошади, украшенной серебряными чепраками. Картин улус. 1930 г. А.В. Харчевников

 
 
 
 

Сваха уезжает с невестой. Сеок кыргыз. 1910 г. Н.В. Федоров

Со стороны жениха гости ехали за невестой с главной свахой, которая несла ответ­ственность за соблюдение этикета и обрядов свадебной церемонии. Невесту выкупали. В этом обряде, видимо, имитировался прежний обычай похищения невесты и ее выкуп. Здесь же устраивалось свадебное угощение (хыс тойы).

 
 

Затем свадебный поезд, теперь уже с прибавлением новых гостей со стороны род­ственников матери жениха,  отправлялся в дом жениха. Невесту сопровождала посажё­ная мать. Выйти из дому ее приглашал маль­чик со стороны жениха. Это считалось при­знаком пожелания счастья семье и того, что­бы у молодоженов первым родился сын.

По прибытии в улус жениха свадебный по­езд три раза объезжал его дом. Этом обряд считают связанным с пожеланием укрепить хозяйство новобрачных и отпугнуть от них нечистых, злых духов. Гостей принимали за свадебным столом. Невесту усаживали на кровать жениха, переплетали косички в две косы, в прическу замужней женщины.

 
 
 
 

Свадебный той в Казановке. 1914 г. С.Д. Майнагашев

Затем выполняли обряд моления огню, при этом сва­ха обращалась к огню, духу огня (от ээзг), про­сила принять в семью нового человека, де­вушку-невесту, и наделить ее счастьем. Она «угощала» огонь жиром и водкой. Вслед за этим совершался обряд поклонения небесным светилам — солнцу и луне. Этот этап церемо­нии заканчивался тем, что невеста вместе со свахой принимала участие в молодежном хо­роводе. Это было ее прощание с молодостью и вольной жизнью. На этом все обряды, связан­ные непосредственно с невестой, заверша­лись. Она вступала в права молодой хозяйки.
Во время церемонии заплетания кос по ним проводили костью голени (чода) живот­ного, заколотого на свадебное угощение. Чода выбрасывали молодым ребятам, которые от­бирали кость друг у друга. Победитель, пока­завший силу и ловкость, вручал кость тому родственнику, у которого вскоре должен же­ниться сын. Так становился известным тот, у кого предстояла следующая свадьба.

Колхозная свадьба. 1958 г.

 На второй день гости вновь собирались в доме новобрачных. На этот раз угощение носило название тун арагазы (типа русского приглашения на блины). Каждый из участни­ков тоя приносил с собой подарки молодоже­нам: деньги, одежду, посуду. Дарили также скот. Родители новобрачного говорили гостям, какое хозяйство выделяется молодой семье. Через некоторое время молодожены в сопро­вождении родителей новобрачного и близких родственников ехали в гости к родителям мо­лодой жены.
Приданое (инчг) выделялось после того, как ее родители убеждались в прочности вновь созданной семьи.
Своеобразны были свадебные обряды у южных хакасов. Предварительная часть сва­дебной церемонии (сас той) — привод невес­ты и заплетание ее кос в прическу замужней женщины — сопровождалась небольшим уго­щением. Со стороны жениха к родителям не­весты ездили, чтобы внести калым и догово­риться о сроке свадьбы. В день свадьбы пер­вая церемония (оол тойы) проводилась в до­ме жениха. Ставился временный алачых — конусообразная юрта, на месте которой позже строилась юрта молодых. В алачыхе расстав­лялись на общее обозрение предметы домаш­него обихода, выделенные новобрачным роди­телями жениха. Кроме того, им выделялся скот, затем молодожены в сопровождении другой молодой пары обходили старших род­ственников новобрачного с угощением. В от­вет они получали подарки, в том числе скот.
Вторая часть свадьбы (хыс тойы) прохо­дила в доме родителей невесты. К ним ехали жених с невестой, близкие им родственники, а также почетные и уважаемые гости. Встре­ча сопровождалась специальными церемони­ями вплоть до испытания знаний, силы и лов­кости жениха. Его заставляли колоть дрова, причем обрубок бревна — чурку он должен был расколоть одним ударом, приглашали принять участие в борьбе.
В обстановке взаимного гостеприимства и веселья обычные разговоры сопровождались импровизированными песнями — тахпахами. Приданое давали через год-два. Оно со­стояло из предметов домашней утвари, одеж­ды, постели, различного рода украшений и скота. В составлении списка приданого при­нимали участие ближайшие родственники невесты. Они тоже выделяли скот. По своему размеру калым и приданое были почти рав­ными. В зажиточных семьях размер придано­го нередко превосходил размер калыма. Доля жениха и приданое невесты составляли мате­риальную основу самостоятельной жизни мо­лодых супругов.

Источник: Бутанаев В.Я., Тутаркова Н.В. БРАК У ХАКАСОВ./ В.Я. Бутанаев, Н.В. Тутаркова.// Энциклопедия Республики Хакасия. В 2-х т./ Гл. редактор В.А. Кузьмин. – Красноярск: Поликор, 2007. – Т. 1: А-Н. – 432 с. – с.94
В 19 в. у хакасов осн. фор­мой брака была моногамия. Среди зажиточной части населения встречалась полигамия. При за­ключении брака соблюдали родовую экзогамию (запрет па браки с представителями одного рода — сеока), при этом допускались кузенные браки по материнской линии. Браки между представите­лями разных социальных групп встречались ред­ко. Это связано, прежде всего, с экон. стороной брака: выплатой калыма, наделением приданым. У хакасов существовали разнообразные формы заключения брака. У наиб, зажиточной части нас. встречался т.н. «саблығ той» «брак по чести», при к-ром родители договаривались поженить своих детей, когда те еще пребывали в младен­ческом возрасте.

Брак отработкой имел место у беднейших слоев населения. Наиб. распр. формой заключении брака было умыкание (воровство не­весты), при к-ром невеста, как правило, была со­вершеннолетней.
Архаическая форма брака «хыс-хылых» дарение розового фламинго. Жених, убивший фламинго, мог сватать любую девушку без выплаты калыма, в случае отказа птица про­клинала эту семью.
В целях сохранения имуще­ства в пределах данной семейно-родовой группы брак заключали путем левирата (когда вдова вы­ходила замуж за мл. деверя) и сорората (когда вдовец женился на мл. сестре умершей жены).
Возраст вступления в брак сильно варьировался в силу существующих различных форм заключения брака. Ср. брачный возраст равнялся 16 - 20 годам. Весь образ жизни молодых людей, обществ. тра­диции и умонастроения были ориентированы на создание семьи. У хакасов холостые люди пользо­вались меньшим уважением и имели невысокий социальный статус. Согласно обычному праву, супруг мог инициировать развод в случае супру­жеской измены жены, в случае ее бездетности и в случае ее хоз. некомпетентности. После развода за женщиной сохранялось ее приданое, к-рое являлось неотчуждаемой собственностью женщины, а также подарки, сделанные ей свекром на свадьбе.
Вдова получала 1/5 наследства мужа. Дети в случае расторжения брака оставались в семье отца.
Лит.: Бутанаев В. Я. Стенные законы Хонгорая. Абакан, 2004.

 Источник: Бутанаев В.Я., Торбостаев К.М.. БРАК ЧЕСТИ./ В.Я. Бутанаев, Н.В. К.М. Торбостаев.// Энциклопедия Республики Хакасия. В 2-х т./ Гл. редактор В.А. Кузьмин. – Красноярск: Поликор, 2007. – Т. 1: А-Н. – 432 с. – с.94
Брак чести - (хак. «чахсынаа алысханы» - букв, обмен по- хорошему) (Б.ч.), старинная фор­ма заключения брака у хакасов посредством сватания малолетних детей в возрасте от 3 до 5 лет. Со времени обручения и вплоть до совершенноле­тия детей родители мальчика ежегодно, весной, во время копчения мяса («ÿÿче»), и осенью, во время забоя скота на зиму («соғым»), привозили сватам «арчу» — ценные подарки, продукты и вино.
Год от года «арча» увеличивалась в своих размерах. Свадебные приношения, как и калым, представ­ляли подарки, составленные из «девяток». Например, когда делали угощение «хайахтығ уча» — масляное застолье, родителям девушки привози­ли 9 котлов топленого масла, 9 кожаных мешков с хак. сырцами и 9 мешков сыра. На застолье «талганныг уча» - пир с талканом родители жениха готовили 9 котлов ячменного талкана, залитого сверху маслом. К нач. 20 в. вместо 9 котлов ста­ли привозить уже 1 котел и 8 маленьких казанков. Большой котел талкана отец девушки оставлял у себя, а остальные посылались в гостинец род­ственникам и, в первую очередь, дяде невесты по матери («тайы»). При данной форме брака калым не платили, ибо он окунался «арчой». В рассма­триваемое время такие браки заключались только в байской среде.
Т.к. сватовство длилось от 10 до 20 лет, то степные законы предусматривали возможное изменение обстоятельств. Когда жених отказывался от на­реченной невесты, родители «арчу» не возвра­щали. Если жених умирал, девушку выдавали за кого-нибудь из его братьев. Если невеста, засва­танная по обычаю Б.Ч., откажется выходить замуж или умрет, то вместо нее отдавали её сестру или возвращали двойную стоимость всех затрат. В том случае, когда обрученная невеста была обольщена другим, стоимость подарков возвращал жениху соблазнитель.
Подобные обычаи существовали также у мн. др. тюрко-монг. народов.
Лит.: Бутанаев В.Я. Степные законы Хонгорая Аба­кан, 2004.

Comments