Тайронская культура

Датировка: 2—17 вв. н.э.

Андская археологическая культура объединила несколько относительно независимых территорий, управляемых вождями.

Существовала на территории современного региона Сьерра-Невада-де-Санта-Марта в департаментах Сесар, Магдалена и Гуахира в Колумбии.

Первый этап Науанге 1 (Nahuange 1), начался около 200 г. до н.э. и закончился около 500 г. н.э.

Второй этап Неуанге 2 (Nehuange 2) длился с 500 г. н.э. по 900 г. н.э.

Начиная с примерно 900 г. н.э. начинается собственно Тайронский период, для которого характерно явное увеличение разнообразия, размера и количества керамических изображений, вид которых сохраняет стили периодов Неуанге или Буритака.

На этапах Тайрона 1-3 (900—1650 н.э.) отмечается значительное разнообразие местных форм. На протяжении всего тайронского периода отмечается рост населения и увеличение контактов с другими культурами.

Керамика культуры Тайрона датируется от 200 до 1650 гг. н.э.

Первые памятники относятся примерно в 1 в. н.э., расцвет приходится на 11 в. н.э. и связан со значительным ростом населения, а упадок относится к 16 в., эпохе испанского завоевания, когда культура Тайрона была принудительно включена в испанскую систему «энкомьенда».

На языке индейцев, живших около горы и долины Тайрона, слово «тайрона» означало «кузница», и по словам первых хронистов там находились различные литейные мастерские. Хотя термин «тайрона», возможно, не совсем подходящее название для обитателей региона к моменту контакта с конкистадорами, он получил распространение как обозначение культуры сети поселений, возникших около 9 в.

Первоначально термин относился к обитателям долины Тайро на северном склоне Сьерра-Невада-де-Санта-Марта, однако к 16 в. испанцы стали использовать его для всей группы местных территориальных образований во главе с вождями. Испанцы не отличали друг от друга группы севера и юга Сьерра-Невады, и позднее они стали неразличимыми и для археологов.

Метод радиоуглеродной датировки показал, что прибрежные поселения были заселены уже около 200 н.э., причём некоторые из них были расположены достаточно высоко в горах. Селения, расположенные в морских бухтах, несмотря на скромную архитектуру, просуществовали дольше всего.

Жители культуры Тайрона относились к одной из двух крупнейших групп языковой семьи чибча. Во время испанского колониального владычества, в 16 и 17 вв., они были вытеснены в крайние области региона. Живущие в этих местах в настоящее время индейские народности коги, вива, аруако (ихка, ифка), арсарио и канкуамо, говорящие на чибчанских языках, считаются прямыми потомками культуры Тайрона. Слово «тайрона» на разных языках данной местности означает «мужчины» или «сыны тигра».

Многие деревни занимались рыболовством и продавали морские продукты жителям удалённых от берега территорий, получая взамен нужные товары. Ангейра описывает яростный отпор, который был оказан испанцам, пытавшимся захватить женщин и детей в качестве рабов во время первого контакта. В результате первые контакты испанцев с Тайрона представляли собой насильственные столкновения, в которых испанцы понесли большие потери и были вынуждены избрать более дипломатичную стратегию, которой придерживался первый губернатор Санта-Марты, Родриго де Бастидас.

Один из наиболее хорошо изученных тайронских археологических памятников получил известность как Сьюдад-Пердида, что по-испански означает «потерянный город». Это был крупный город, центральная часть которого имела площадь около 13 гектаров.

В городе проживало от 1500 до 2400 человек на площади около 11700 кв. м. в 184 круглых домах, расположенных на каменистых террасах. Имеются и другие археологические памятники подобного или даже большего размера.

Более крупное поселение, Пуэблито, находилось у побережья. Как пишет колумбийский археолог Х. Райхель-Долматофф, оно состояло как минимум из 254 террас, а его население составляло примерно 3000 человек. Археологические исследования региона показали, что ещё более крупные поселения существовали по направлению к западному склону Сьерра-Невады в Санта-Марте, например, Посигека (Posiguieca) и Сьюдад-Антигуа.

Небольшие деревни составляли огромную сеть-инфраструктуру и соединялись между собой каменными мостовыми. Деревни, специализировавшиеся в производстве соли и рыболовстве — такие, как Ченге на территории современного Парка Тайрона, — свидетельствуют о хорошо развитой тайронской экономике, основанной на производстве специализированных продуктов. В селении Ченге обнаружено не менее 100 террас; по состоянию на 1400 г. в нём проживало 800—1000 человек на территории в 15 гектаров. Известно, что тайронцы строили каменные террасы, фундаменты домов, лестницы, канализационные каналы, могилы и мосты. Интенсивно использовалась керамика — как бытовая, так и церемониальная.

Ранние золотые украшения относятся к периоду Негуанхе (около 300—800 н.э.). Предполагается, что золотые украшения использовала не только элита. Среди золотых артефактов имеются подвески, нагубные украшения, носовые кольца, ожерелья и серьги. Отлитые из золота фигурные подвески культуры Тайрона (известные как «касики»), в частности, отличаются от ювелирных изделий других доколумбовых культур подробностью деталей.

Фигурки изображают человеческие существа — знать или вождей — в украшенной одежде и с крупными масками животных на лице. Многие элементы их поз (например, руки на бёдрах) и одежды отражают их агрессивное состояние и должны были, по мнению ряда исследователей, передавать либо властное положение, либо тот факт, что Тайронская культура в то время вела частые войны, или и то, и другое.

Ко времени завоевания испанцами в культуре Тайрона существовали иные традиции, чем у современных американских народов. Согласно этнографическим источникам, существовали свобода разводов и терпимое отношение к гомосексуализму, что разительно отличалось от католических обычаев. Тем не менее, мнение о распространённости гомосексуализма могло возникнуть в результате неверной интерпретации местной религиозной практики.

Тайронская религия, как и в некоторой степени современная религия народа коги, практикует разделение ряда домашних обязанностей между полами. У тайрона (коги) существовали «дома для мужских встреч», которые католические священники обличали как проявление гомосексуализма. В настоящее время у народа коги существуют мужские ритуалы, некоторые из них длятся по несколько дней и включают употребление в пищу коки и медитацию.

В 1599 г. народность Тайрона восстала против испанцев, поскольку угнетение с их стороны стало нестерпимым. В основном агрессия была направлена на священников и проезжающих по дорогам, соединяющим испанский город Санта-Марта и тайронские город Бонда и поселения Конча и Ченге. Вторичными целями были церкви и дома управляющих колониальной администрации. Данные о восстании известны из материалов судебного процесса над тайронскими вождями в 1602 году.

Правители селений Ченге и Бонда были приговорены к смерти, их тела расчленены, поселения сожжены, а население принудительно переселено и подчинено испанской системе энкомьенда (местный аналог крепостного права). К середине 17 в. многие тайронские поселения пришли в запустение и заросли лесом.

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Comments