Лужицкая культура

Эпоха  бронзового и раннего железного веков.

Датируется: 12—4 вв. до н. э.

Распространялась на территории восточной Германии, Польши, Чехии, Белоруссии (Полесье) и западной Украины (Волынь).

Название получила от исторических областей Верхняя Лужица и Нижняя Лужица, где впервые были найдены могильники и поселения Лужицкой культуры.

В некоторых классификациях «долужицкая» фаза среднебронзового века рассматривается как первая стадия собственно Лужицкой культуры.

Лужицкая культура принадлежала со времен бронзового века к земледельческо-скотоводческим, славянским племенам, оставившим своеобразные археологические памятники.

Генетически лужицкая культура связана с тшинецкой и унетицкой культурами и затем эволюционирует в поморскую культуру.

Одни исследователи считают, что народы лужицкой культуры говорили на языках кельто-италийской группы.

Другие полагают, что они были предками иллирийцев или кельто-иллирийцами.

Существует версия о существовании в индоевропейской среде в середине I тысячелетия до н. э. ряда языков, не относящихся к перечисленным выше и не дошедших до нас в связи с тем, что потомки носителей этих индоевропейских языков (или диалектных групп) были ассимилированы позднее германцами, либо, в еще более позднее время, славянами.

По оценке академика Б. А. Рыбакова Лужицкая культура была разноэтническим комплексом, охватившим половину праславян, часть прагерманцев и какую-то часть итало-иллирийских племён на юге, где бронзолитейное дело стояло на высоком уровне. Лужицкое единство учёные нередко называют венетским (венедским), по имени древней группы племён, некогда широко расселявшихся по Центральной Европе. Вхождение западной части праславян в это временное единство и их значение внутри лужицкого единства явствуют из того, что в раннем средневековье венетов считали предками славян и отождествляли их с теми славянами, которые остались на своём месте, не принимая участия в миграционных потоках на юг.

Представитель лужицкой культуры из Halberstadt-Sonntagsfeld (Саксония-Анхальт, Германия), живший 1113—1021 лет до н. э., был носителем Y-хромосомной гаплогруппы R1a1a1b1a2 (Z280) и митохондриальной гаплогруппы H23.

Посёлки культуры состояли из столбовых домов, стены которых составляли вертикальные столбы с плетнём, обмазанным глиной, или забранные досками.

Погребения представлены в виде кладбищенских урн с кремированным прахом.

Поселения были укрепленные и неукрепленные, могильники — бескурганные, преимущественно с трупосожжением.

Остатки пережженных костей ссыпались в глиняные урны, которые сверху накрывали обычно камнями или обломками сосудов.

В могилу вместе с урной помещали сосуды для пищи и питья, украшения, мелкие предметы домашнего обихода. На позднем этапе культуры погребальный ритуал претерпел изменения. Распространились погребения в ямах, в которые ссыпались остатки погребального костра.

Глиняная посуда делалась от руки. Она отличалась большим разнообразием форм. Наряду с грубой кухонной, изготовлялась нарядная, часто орнаментированная геометрической нарезкой и покрытая блестящим лощением, посуда.

Характерны ручки со сквозным отверстием. В Белоруссии обнаружены пока только отдельные находки, принадлежащие к лужицкой культуре, но памятники не изучены. Около деревни Горбов на р. Ясельде на песчаном всхолмлении найдены два больших бронзовых браслета позднелужицкого типа. Возле д. Борисы на Брестчине было найдено несколько обломков глиняной посуды с ушками лужицкого или близкого к ним типа.

Когда лужицкие племена проникли на территорию Белоруссии, еще не установлено. Можно предполагать, что это произошло на позднем этапе существования лужицкой культуры. Так, помимо горбовских браслетов, к позднелужицкому времени относится одно из сравнительно хорошо изученных лужицких поселений на Волыни в верховьях Припяти у с. Головно.

Лужицкая культура имела несколько местных особенностей. Наиболее своеобразной была кашубская группа памятников в Западном Поморье, распространившаяся к IV в. до н. э. на юг и юго-восток в области других групп лужицкой культуры.

Здесь она называется поморской культурой, которая была представлена погребальными памятниками особого вида. Остатки сожжения часто хоронились в урне, которая прикрывалась перевернутым вверх дном большим сосудом. Такие погребения называют подколпачными или подклешезыми.

Очень своеобразны поморские погребальные урны с изображением человеческих ликов. На территории Белоруссии памятники поморской культуры появились в III в. до н. э. и просуществовали до I в. до н. э. Крайний восточный пункт их известен возле города Пинска. Культура представлена открытыми поселениями и бескурганными могильниками с трупосожжениями.

На поселении около д. Кусичи Каменецкого района Брестской области обнаружены остатки наземного жилища 4х4,5 м, стены которого, по-видимому, были обложены снаружи камнями. Внутри открыто два очага в неглубоких круглых ямах.

Погребения известны пяти типов: ящичные, с каменными ограждениями, подклешевые, урновые и ямные. Последние характерны для самого позднего этапа поморской культуры. На территории Белоруссии преобладают ямные и подклешевые погребения. Возле Дрогичина В. Б. Никитиной раскопано 5 поморских погребений, находившихся друг от друга на расстоянии около 10 м. Два захоронения были произведены в урнах, три — в ямах. В одном погребении остатки пережженных костей, очищенных от костра, были высыпаны в горшок-урну, перекрытую сверху двумя мисками. В другом погребении прикрытая миской урна была еще накрыта большим сосудом.

При раскопках могильника у д. Тростяницы Каменецкого района Брестской области найдены железная фибула раннелатенской схемы, железное кольцо и какие-то сплавившиеся подвески из бронзы.

Вся глиняная посуда поморской культуры сделана от руки. По форме она очень разнообразна. Имеются горшки с низко расположенными плечиками, большие сосуды со слабо выраженными плечиками и с бугристой поверхностью, урны с несколько отогнутым венчиком и иногда лощеной поверхностью, всегда лощеные миски, кубки и др.

++++++++++++++++++++++++++++++++++

Comments