Лууконсаари культура

Эпоха Бронзы.

Датировка: 25—14 вв. назад.

Культура развивалась в едином культурно-хронологическом комплексе с другими культурами региона: Мерянской, Поломской, Азелинской.

Культура сложилась и существовала западнее Онежского озера и в восточной части Финляндии, югозападное Прибеломорье и бассейн озер Куйто, заселенные менее плотно, чем восточные районы.

Всего в Карелии известно около 30 поселений с керамикой лууконсаари. Больше всего их на берегах озера Сямозеро и его притоков и совсем мало на западном побережье Онежского озера. Как правило, расположены они в приустьях, реже у истоков рек. В приустье р. Сулгу на оз. Сямозеро - 9 памятников (выделено не менее 260 сосудов). Культурный слой обычно находится около уреза воды на высоте до 2 м над его уровнем, а в отдельных случаях - до 56 м (Вятчальское II).

Следы кратковременных стоянок зафиксированы и на каменистых мысах, островах, песчаных террасах. В ряде случаев они сосредоточены группами, но вряд ли существовали одновременно. Скорее всего это следствие неоднократного за­селения наиболее удобных участков в течение железного века.

Доминируют небольшие кратковременные стоянки (на каждой не более 10 сосудов), обычно вытянутые вдоль берега водоема полосой до 20 м при ширине до 10 м. Поселений среднего размера (обычно с очагами диаметром около 2 м) всего несколько.

Каждое поселение заселялось один-два раза. На стоянке Пичево обнаружены также следы небольшого кострища, двух железоделательных горнов. К одному из них примыкали остатки какого-то сооружения, возможно, хранилища сырья. Отсюда же и единственный костяной предмет.

Одновременно функционировало одно-два жилища - на­земные, округлой или овальной формы, диаметром не более 6 м.

Вскрыто одиночное погребение (2,2x1,1 м) в неглубокой (до 0,4 м) яме. Скелет не сохранился. Предположительно в изголовье были положены железный кельт и поставленный вверх дном сосуд, а на груди - бронзовая бляха.

Инвентарь культуры лууконсаари включает глиняную посуду, каменные орудия и отходы их производства, глиняные, редко каменные литейные формы и тигли для изготовления бронзовых изделий и, наконец, орудия и украшения из бронзы и железа.

Сосуды преимущественно тонкостенные (до 0,5 см) с заглаженными и покрытыми поверхностной штриховкой стенками. В целом они близки поздне-каргопольским, но менее выразительны, как правило, низких и средних пропорций, диаметром 2035 см с различной профилировкой верхней части. Около половины - плоскодонные, остальные - круглодонные. Днища зачастую орнаментированы.

Выделяются высокие непрофилированные сосуды усеченноконической формы с прямой верхней час­тью или слегка намеченной шейкой, прямыми либо несколько выпуклыми боками. Довольно много посуды горшковидной формы невысоких пропорций с четко выраженной шейкой. Встречаются горшки с ребром на тулове. В глину обычно добавляли песок, часто примесь мелкого асбеста, реже слюды и еще реже - органики (влияние асбестовой керамики позднего энеолита).

Особенность техники и технологии изготовления посуды в том, что использовался тот же метод ленточного налепа, но ленты соединялись не встык, а методом частичного накладывания друг на друга с последую­щим выравниванием стенок. Для формовки небольших горшков могли использоваться деревянные формы-болванки.

Стенки замыты или беспорядочно расчесаны зубчатым штампом, возможно, и пучком травы. Нерегулярная штриховка (не имеющая декоративного характера) час­то чередуется с участками замытой поверхности. Почти вся посуда лууконсаари орнаментирована. На самых ранних памятниках (Лахта II) на отдельных сосудах встречаются участки небрежно выполненных сетчатых отпечатков зубчатого штампа. В верхней части сосуды узкой лентой покрывают бордюрные узоры. Плоские днища украшались радиально-лучевыми узорами или редкими рядами гребенчатых оттисков. Упрощается техника орнаментации и структура композиций.

Только четверть сосудов можно отнести к группе сложно орнаментированных, восточного типа. Прототипы сложных узоров можно отыскать в сетчатой керамике бронзового века: гребенчатые узоры, зигзаги в рамке. Очень мало типичных ананьинских узоров из шну­ровых поясков. Меньше становится и число сосудов с пояском ямок. Возрастает количество поясков мелких наколов, число прочерченных узоров, появляются оттис­ки рамчатого штампа, нередко в сочетании с каннелюрами.

Преобладают же простые орнаменты с использованием оттисков из рядов корот­кого зубчатого штампа, насечек и неглубоких вдавлений и редко одиночных поясков ямок. Неорнаментированных сосудов немного, но примерно на четверть больше, чем в юго-восточной Карелии. Наблюдается распространение плоскодонных сосудов и уменьшение числа четко профилированных форм, а также типичных ананьинских деталей. Происходит техническое и структурное упрощение узоров орнамента.

Производство железных орудий все еще не стало ни постоянным, ни массовым. Уровень металлургии оставался сравнительно невысоким. Цветной металл плавили в глиняных сосудах и тиглях. На стоянке Кудома X найдены фрагмент ошлакованного сосуда среднего размера, части толстостенного тигля с примесью слюды к глине.

Бронзовые вещи довольно простые. На поселениях Кудома XI и Лахта I обнаружены обломки глиняных трубчатых форм для получения прута толщиной до 0,3 см и части от трех форм из песчаника. В них отливали плоские пластинчатые предметы шириной 0,5 см и более. Все они найдены в скоплениях керамики около железоделательных горнов.

Известна сланцевая литейная форма из окрестностей Бабьей Губы на оз. Ледмозеро.

О производстве железа сыродутным способом можно судить по остаткам прими­тивных горнов. Самые ранние - это следы двух горнов однократного использования на поселении Пичево. На дне горнов в сильно про­каленном песке и углистой массе сохранились непотревоженные крупные лепешкообразные слитки железного шлака. Не исключено, что горны имели полый деревянный корпус, изнутри обмазанный глиной.

Совершеннее горны второго типа. Они использовались многократно и представляют собою сооружения прямоугольной формы из каменных плит с объемом рабочей камеры до 0,6x0,4x0,3 м. В западной части онежского и беломорского бассейнов та­кие горны известны с начала н.э. и, похоже, существуют вплоть до раннего средневековья. На стоянке Кудома XI оба каменных горна связаны с керамикой лууконсаари. К ним примыкали остатки производственных сооружений в виде прямоугольных, слег­ка углубленных построек.

Кованые железные изделия представлены двумя кельтами и ножом (Кудома XI). Кельт с ушком относится к балтийскому типу. Другой кельт, без ушка, небольшого размера и с несомкнутой втулкой, вероятно, является тесловидным орудием. Серповидный нож находит аналогии в поздне-пьяноборских могильниках.

Истоки культуры лууконсаари восходят к поздне-каргопольской культуре. Появление ее - результат продвижения населения из юго-восточной Карелии, в частности из Водлозерья. Тесные связи Прионежья и Водлозера сохраняются и на позднем этапе данной культуры.

В западной части ареала лууконсаари прослеживается и влияние местного населения с асбестовой керамикой, у которого заимствована традиция добавки в глину асбеста и слюды.

Охотничье-рыболовецкая культура лууконсаари распространяется в Прионежье во второй половине I тыс. до н.э., что в целом соответствует памятникам поздне-ананьинского – ранне-пьяноборского времени в Прикамье. Поздний ее этап датируется в интервале между рубежом н.э. и VI в. н.э.

Один из опорных памятников - поселение Кудома XI, а также комплексы лууконсаари Кудомы X, Малой Суны IX, Пичево, Пичево III, Томицы и др. Все они демонстрируют устойчивые связи с населением Прикамья и появление контактов с культурами балтийских регионов. Весьма своеобразны памятники западной периферии, расположенные преимущественно на территории Финляндии.

+++++++++++++++++++++++++++++

Comments