Липчинская культура

Эпоха Энеолита.

Датировка: 25—19 вв. до н.э.

Культура считается автохтонной для Среднего Урал

Ассимилирована Аятской культурой.

Культура охватывает территорию бассейнов верхнего и среднего течений Исети и Миасса. Небольшие неукрепленные поселения из нескольких хозяйственных и жилых построек, расположены на повышенных участках.

Культура представлена также в свердловско-тагильском регионе. На юге Урала липчинский ареал, граничил с территорией распространения памятников суртандинской энеолитической культуры, на памятниках этого времени в северной части Челябинской обл. наряду с суртандинской в равной мере присутствует липчинская посуда (стоянки Абселямовская, Чебаркульская, Сайма).

Культура выделена по материалам Липчинской стоянки, которая считается опрной для первоначальной идентификации культуры.

Культура существовала совместно с шипкульской культурой. Отмечаются совместные находки шапкульской и липчинской керамики на дне жилищ поселений южного берега Андреевского озера и поселения Ташково I. Об одновременности шапкульских и липчинских комплексов свидетельствует также сходство в построении декоративной схемы при орнаментации сосудов, о чем мы говорили выше.

К липчинскому комплексу, помимо собственно липчинской посуды, относят также ямочно-гребенчатую, шапкульскую и другую керамику Нижнего Притоболья.

Известно около 40 поселений с керамикой липчинского типа.

Липчинская керамика представлена остродонными и круглодонными сосудами с прямым или слегка отогнутым краем. Встречаются уплощенные днища. Орнамент выполнялся техникой отступающей насечки, ряды которой образовывали линии, напоминающие отпечатки шнура (псевдошнуровой орнамент). Эта манера орнаментации в Нижнем Притоболье не была известна ранее.

В целом липчинские орнаменты, так же как и кошкинско-боборыкинские, вписываются в отступающе-накольчатую орнаментальную традицию, между Липчинкой и Боборыкино не прослеживается прямой генетической связи.

Липчинская орнаментация по своей технике более близка манере нанесения узоров на новокусковских и отчасти игрековских сосудах далеких юго-восточных районов Западной Сибири.

Форма сосудов, достаточно развитый геометризм, вертикальная разбивка орнаментального поля и некоторые другие признаки сближают липчинскую керамику с суртандинской Южного Урала, которую относят к энеолитической эпохе, но там орнамент, в отличие от липчинского, выполнялся аккуратной мелкозубой гребенкой; кроме того, в орнаментах суртандинской посуды почти не встречаются такие характерные для липчинской орнаментации узоры, как волна, сплошные взаимопроникающие треугольные зоны и другие элементы, связываемые с ранненеолитической орнаментальной традицией, которую мы называем отступающе-накольчатой или самусьской.

Однако в липчинских комплексах вместе с «классической» липчинской керамикой встречаются черепки и целые сосуды с узорами, выполненными гребенчатым штампом. Эта керамика (В. Ф. Старков относит ее к «моршининскому» типу) особенно близка суртандинской. Примечательно, что иногда применялась гребенка с развернутыми под углом зубьями, имитирующими обычный рисованный ложный шнур.

Отмечают также сходство ложношнуровой орнаментации на липчинской посуде Нижнего Притоболья с манерой нанесения узоров на новокусковской и отчасти игрековской керамике Верхнего Приобья и томско-чулымского региона.

Происхождение липчинской культуры явилось следствием смешения на территории Нижнего Притоболья местных суртан- динских и родственных им моршининских групп с населением, пришедшим из восточных районов Западной Сибири.

Каменный инвентарь липчинской культуры практически еще не вычленен, так как вся известная липчинская керамика, с которой можно было бы связать искомые орудия, найдена на многослойных поселениях, вне четкой приуроченности к очагам и жилищам. Более соотносимы с липчинскими комплексами глиняные грузила, так как некоторые из них орнаментированы.

Для липчинской культуры наиболее типичны удлиненные глиняные грузила с рожковидным раздвоением на концах. Их форма диктовалась бытовавшим в то время способом привязывания грузила к сети. Рожковидное раздвоение на концах было необходимо для закрепления петель, чтобы они не скользили по поверхности грузила. Грузила этого типа встречаются иногда скоплениями до 20 и более штук.

Некоторые грузила этого типа украшены рядами частых мелких насечек или ложношнуровыми линиями. Подобная орнаментация характерна для липчинской керамики, что подтверждает принадлежность этого типа грузил преимущественно липчинскому культурному комплексу. Однако они, видимо, живут дольше липчинской керамики. Похожие грузила найдены на поселениях раннебронзового времени в Вишнёвке в Северном Казахстане и в комплексах самусьско-сейминской эпохи.

Основная масса глиняных грузил найдена на озерных поселениях Тюменского Притоболья. В отличие от Тюменского Притоболья свердловско-тагильский регион очень богат камнем и там не было особой необходимости употреблять грузила из глины.

В нижнем слое VI разреза Горбуновского торфяника, давшем почти исключительно липчинскую керамику, были найдены грузила в виде заполненных камнями берестяных мешочков (кибасы), поплавки из бересты и сосновой коры, остатки вентерей, многочисленные обломки деревянных весел и другие предметы, свидетельствующие о большой роли рыболовства у восточноуральских липчинцев.

В липчинских комплексах на VI разрезе Горбуновского торфяника, на северном берегу Андреевского озераг в культурном слое поселений Латочка, Калмацкий Брод и другие найдены первые медные изделия — обломки пластин, скрепка, игла и др.

Липчинская керамика на многослойных поселениях в целом залегает выше сосновоостровской (Сосновый Остров) и ниже аятской (Аятское I поселение.

Учитывая стратиграфическое соотношение сосновоостровских, липчинских и аятских комплексов, а также принимая во внимание непрерывную хронологическую и генетическую преемственность сосновоостровской и аятской керамики, установлено, что липчинские памятники сосуществовали с поздними сосновоостровскими и ранними аятскими.

На некоторых поселениях Нижнего Притоболья найдена «гибридная» керамика, сочетающая: сосновоостровские, липчинские черты и аятские признаки.

Аятцы, судя по обилию и разнотипности каменных наконечников стрел, вели преимущественно охотничий образ жизни, тогда как основным занятием липчинцев, судя по многочисленности и разнообразию орудий рыбной ловли, был рыболовческий промысел. Их производственные интересы лежали в разных плоскостях, и поэтому они могли жить вперемежку на одной территории, не мешая друг другу. В дальнейшем липчинское население могло быть ассимилировано аятцами.

+++++++++++++++++++++++++++++

Comments