Дильмунская культура

Эпоха Бронзы.

Датировка: 28—18 вв. до н.э.

Считается родственной Эль-обейдской и предком шумеров.

Носителями культуры считаются австралоиды.

Образцом культурно-хозяйственного развития являются области южного побережья Персидского залива Бахрейн и Оман.

Шумеры помещали истоки своей цивилизации в страну Дильмун на острове Бахрейн.

В III тыс. до н. э. эта область достигает сравнительно высокого уровня благосостояния.

Земледелие и литье медных изделий приходит на смену архаическим традициям неолитических рыболовов и охотников, развивается культурный комплекс протогородского облика.

Налицо и монументальное строительство, представленное храмовыми комплексами Барбара.

Клады, включающие высокохудожественные предметы, свидетельствуют о накоплении богатств, а глиптика — об использовании культурных эталонов Южного Двуречья.

Вместе с тем в культуре налицо и связи с общинами Юго-Восточного Ирана.

Значительное по размерам городское поселение на севере современного Бахрейна, занимавшее площадь около 19 га и населённое несколькими тысячами жителей.

Поселение Дильмун расстраивалось в несколько этапов в период около 2800—1800 до н. э., что соответствует времени упоминания о Дильмуне в месопотамских источниках.

Археологические памятники, напоминающие найденные в дильмунском поселении на Бахрейне, встречаются также на южном побережье Персидского залива и на ряде островов в заливе.

Известный древним шумерам остров в Персидском заливе. В представлениях шумеров Дильмун представлялся родиной человечества и колыбелью цивилизации в целом и шумерского народа в частности.

Дильмун впервые упоминается в шумерской мифологии и аккадском героическом эпосе о Гильгамеше, а также в торговых надписях шумерских городов-государств III тысячелетия до н. э., в которых остров играет роль посредника в торговле Шумера и Хараппской цивилизации долины Инда (видимо, страна Мелухха в аккадских записях).

В шумерских сказаниях героического цикла и поэме о Гильгамеше Дильмун фигурирует как место жительства Зиусудры (Ут-Напиштима) — человека, спасшегося от потопа, к которому Гильгамеш приплывает после смерти Энкиду в поисках секрета вечной жизни.

Первое упоминание о Дильмуне встречается на шумерской глиняной табличке, найденной в храме богини Инанны в Уруке. Дильмун также упоминается в надписи лагашского правителя Ур-Нанше. Затем Дильмун упоминается в двух письмах периода правления касситского царя Вавилона Бурна-Буриаша II (ок. 1370 до н. э.).

Через Дильмун в Шумер осуществлялся экспорт меди, драгоценных камней, жемчуга и отдельных овощей, взамен из Месопотамии через остров вывозилась разнообразная продукция сельского хозяйства. Дильмун оставался важным центром международной торговли и после объединения Шумера и Аккада под властью Шаррумкена и Ур-Намму; собственно, документация времён Саргона Аккадского утверждает, что царь «принимал корабли из Мелуххи, Магана, Дильмуна».

В последующие века остров теряет своё торговое значение: в период Новоассирийской империи он считался вассалом Ассирии, а позже вошёл в состав Нововавилонского царства без сохранения автономных прав. Недавнее открытие дворца Рас аль-Калах на острове Бахрейн должно принести новую информацию о позднем периоде истории Дильмуна.

Следующие упоминания об острове, уже под греческим названием Тилос, относятся к периоду эллинизма. Полководец Александра Македонского Неарх, возможно, доплывал до острова, но не высаживался на него. После малоизученного периода владычества Селевкидов бывший Дильмун отошёл к парфянам, а затем — к Шапуру II. После арабского завоевания начинается мусульманская история Бахрейна.

+++++++++++++++++++

Comments