Чатал-Гуюкская культура

Эпоха Неолита.

Датировка: 85--54 вв. до н.э.

Раннеземледельческая культура Малой Азии.

Название культура получила по имени неолитического поселения городского типа — Чатал-Гуюк на юго-западе Турции. Очень крупная неолитическая стоянка в южной Анатолии.

Носителями культуры считаются яфетические народы.

Культура считается представителем культуры матриархального типа.

В Чатал-Гуюке и в нижних слоях Мерсина обнаружены образцы древнейшей неолитической керамикиe, «чёрная лощёная керамика».

Чатал-Гююк считается древнейшим городом на Земле, однако фактически он представлял собой крупный посёлок без каких-либо общественных сооружений.

Архаическое по облику культуры, расположенное в глубине горных массивов поселение Чейюню-Тепеси демонстрирует постепенные изменения в способах получения продуктов питания, расцвет же раннеземледельческих культур лучше всего представлен поселением

Чатал-Хююк на плодородной Конийской равнине, в 11 км к северу от г. Чумра, датирующимся второй половиной VII — первой половиной VI тыс. до н.э.

На Конийской равнине в это время существовало более 20 небольших оседлых поселений, но именно Чатал-Хююк, занимающий площадь 13 га, играл скорее всего роль столицы для конийской группы раннеземледельческих племен. Прослеживаются некоторые черты, общие с иерихонской традицией.

Основу его хозяйства составляли скотоводство и земледелие. Культивировалось 14 видов растений, причем предпочтение отдавалось пшенице разного рода, а также голозерному ячменю и гороху. Косточки фисташки и миндаля могут указывать на получение из них растительных масел.

Обнаружено также много семян крапивного дерева. Возможно, из него делалось вино, которое позднее было распространено в Малой Азии. В состав стада входил мелкий и крупный домашний скот. Но как своего рода наследие архаической эпохи сохранялась охота на быка и благородного оленя, часто изображающаяся на стенных росписях.

Примечательные черты Чатал-Хююка — расцвет искусства и высокий уровень благосостояния, отраженный как в убранстве домов, так и в наборе предметов, не связанных непосредственно с производственной деятельностью.

Поселение было тесно застроено небольшими домами, возведенными из прямоугольного сырцового кирпича. Из глины устраивались невысокие платформы и сиденья типа скамьи. Ряд таких домов с сюжетными стенными росписями и глиняными рельефами являлись святилищами. Погребальные обряды предусматривали связь живых и усопших сородичей. Останки умерших помещали под полами жилищ с предварительной очисткой костей от мягких тканей. Части скелета, обработанные таким образом, заворачивались в циновки или ткани. Предметы, помещаемые в могилу, были разнообразны. Они отражали высокий уровень благосостояния, что сказывается, в частности, в почти повсеместном распространении личных украшений.

В женские захоронения клали ожерелья, разнообразные браслеты, каменные мотыги, костяные шпатели и ложки, в мужские — каменные навершия булав, кинжалы, сделанные из крупных обсидиановых пластин, наконечники дротиков и стрел, костяные застежки от поясов.

Основные орудия Чатал-Хююка изготовлялись из камня. Главным сырьем для них служил обсидиан. Обитателям поселения была знакома и ковка металла — об этом говорят медные и свинцовые бусы, но это новшество еще никак не сказалось на основном орудийном комплексе.

Встречаются орудия из кости.

Немногочисленна глиняная посуда, обычно лишенная орнаментации. Лишь в верхних слоях появляется керамика, расписанная красными полосами. Потребность в посуде в значительной мере удовлетворялась деревянными изделиями, которые в большом количестве были найдены в древних захоронениях. Их формы разнообразны: и плоские блюда с фигурными выступами-ручками, и кубки, и коробочки разного вида с плотно прилегающими крышками. Очертания деревянных и плетеных изделий повлияли и на формы глиняных сосудов Чатал-Хююка.

Забота древних обитателей поселения о своем внешнем виде не исчерпывалась одними украшениями — именно на Чатал-Хююке мы встречаем бесспорные образцы древней косметики. Таковы корзиночки с румянами, косметические шпатели, обсидиановые зеркала, закреплявшиеся в рукоятке с помощью известковой массы. Для туалета широко использовалась охра. В женских могилах, например, она помещена в изящных средиземноморских раковинах в смеси с какими-то жировыми веществами.

Чатал-хююкские святилища раскрывают богатый мир раннеземледельческой культуры. Наряду с росписью стены украшали и рельефные фигуры, вылепленные из глины на каркасе из тростника, как в Иерихоне, или сделанные из дерева. Порой в эти фигуры (если они изображали животных) монтировались черепа быка или барана.

Ряды таких рогатых бычьих голов помещались на специальных возвышениях, придавая святилищу довольно устрашающий вид. В стилистическом плане в росписях Чатал-Хююка сочетаются древние культурные традиции охотников каменного века и новые веяния. Росписи, воссоздающие сцены охоты, где многочисленные фигуры загонщиков окружают быка, попавшего в западню, или настигают мчащегося оленя, отличаются живой экспрессией. Однако в большинстве своем стенные росписи в Чатал-Хююке условны и схематичны.

Есть в святилищах и крупные рельефы схематических женских фигур с раскинутыми в стороны руками и ногами. Они, несомненно, указывают на то, что одно из главенствующих мест в древнейшем пантеоне занимало божество плодородия в женском обличье. Иногда в рельефах подчеркивалось, что эта фигура как бы дает жизнь голове быка или барана. Не исключено, что образ быка уже ассоциировался с мужским божеством.

Позднее это прослеживалось в целом ряде древневосточных религий. Картину культа богини плодородия дополняют каменные и терракотовые статуэтки. Среди них много таких, которые изображают обнаженных женщин. На одном каменном рельефе фигура женщины воспроизведена стоящей за леопардом, считавшимся, возможно, священным животным.

Имеется здесь и рельеф, запечатлевший двух леопардов, обращенных головами друг к другу. Найдена также статуэтка, сделанная из мрамора. Это сидящий мужчина с браслетами на предплечьях и в головном уборе из леопардовой шкуры. Особое значение этого хищника из семейства кошачьих в древних культовых представлениях несомненно.

Западноевропейские исследователи именуют сам Чатал-Хююк «неолитическим городом» или «агрогородом». Однако, имея значительное число жителей (по разным системам исчисления — от 2 до 6 тыс. человек), Чатал-Хююк между тем не являлся центром торговли или ремесленного производства. Различные виды промыслов, при всем совершенстве производимых ими изделий, были не чем иным, как первобытным ремеслом, не связанным с товарным производством.

Вместе с тем срединное положение в системе мелких поселений указывает на то, что Чатал-Хююк как центр сельскохозяйственной округи мог осуществлять и организационные функции, даже играть роль идеологического лидера. В Малой Азии после запустения Чатал-Хююка значительные центры появляются лишь в IV-III тыс. до н.э.

++++++++++++++++++++

Comments