Гребников В.В. и Марчук Н.Н. Андские культуры

Гребенников Валерий Васильевич
Марчук Николай Николаевич
МНОГОНАЦИОНАЛЬНОСТЬ И МУЛЬТИКУЛЬТУРИЗМ В ПОСТОРОЕНИИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ В БОЛИВИИ: ДОКОЛУМБОВАЯ ИСТОРИЯ ПРОБЛЕМЫ.

 

В последние два десятилетия произошел ряд положительных изменений в юридическом признании культурного разнообразия в странах Андского региона. Постепенная демократизация этих государств идет рука об руку с включением в государственное право многих закрепленных и расширенных на международном уровне прав человека, которые, позволяют создать нормативно-правовую базу, более уважительную по отношению к правам коренных народов.

Исторической вехой, с которой правовое отношение к коренным народам значительно изменилось, является принятие Конвенции № 169 Международной организации труда (МОТ). Этот международный договор основан на правах коренных народов на существование, фундаментальное изменение в сравнении с прежними законами и политикой, которые стремились сделать однородными и ассимилировать эти группы населения в культурных рамках национальных обществ, в которых они живут, заставляя их терять тем самым элементы их самобытности как народов.

Однако прочность данных процессов заложена в богатейшей истории коренных народов Андского региона, в том числе Боливии, которой авторы данной статьи намерены отдать дань уважения, опираясь на работы боливийских исследователей.

Согласно археологическим и этноисторических исследованиям, в боливийских Андах получили развитие различные культуры в разные периоды времени, от архаического периода (Вискачани) до формативного (Чирипа, Уанкарани) и государственного (Тиуанако), региональные государства (Аймарские Суйюс) вплоть до инкского Тауантинсуйю, обладавшие своей автономией по отношению к другим частям мира.

Так и были заселены Анды, по крайней мере, с очень древнего периода, известного как архаический (около 10 000 до н.э.), следы которого находят в разных регионах страны, особенно в горной местности. Впоследствии были сформированы первые культурно различные селения, сосредоточенные в горной местности, в бассейне озер Титикака и Поопó, а также в долинах и юнгас, Альтиплано и Пуна, где осела значительная часть населения, это было пространство, которое следует рассматривать через погодные и высокогорные холодные условия, наличие гор, источников воды, засушливых почв и различных микроклиматов, не лишенных периодических засух.

Постепенно выстраивалась картина жизни, которая позволяла противостоять географическим невзгодам посредством коллективных организаций, из которой возникла община (айлью) как ячейка, jatha (семя), которая станет рождением андских обществ, а коллективный дух будет иметь жизненно важное значение, чтобы занимать и осваивать пространство.

Посредством этого произойдет кристаллизация модели коллективной жизни с символическо-ритуальными характеристиками для обеспечения аграрного, животноводческого и даже горнорудного производства.

Необходимы были диалог с природой, понимание ее свойств и нахождение способов признать производство, воду, дожди, и, если они были жертвами их гнева, узнать, каким образом следует возместить ущерб. Поскольку в разных местах стали появляться различные народы, нужно было жить рядом с ними и защищать территории. Так как высокогорье составляло самый населенный и неблагоприятный район, оно рассматривалось как пространство большого  значения и силы, при необходимости, естественно, дополнить его в долинах установлением дуалистической мировоззрения – urqusuyu и omasuyu, или вверх и вниз, между крупными экологическими зонами и внутри самих народов, дуализм, который распространится вдоль Анд, чтобы выстроить способ формирования и пространственной организации.

За формативным следует Тиуанаку, который будет сохранять культурную, политическую и экономическую гегемонию во всем высокогорье на протяжении более двух тысяч лет, но экологические вариации в степени осадков и геополитических изменений в результате миграции и экспансии групп аймара с юга определили быстрое ухудшение, которое привело Тиуанаку к коллапсу и освободило место для племен аймара.

Около 950 г. н.э. режим осадков начал снижаться, создав долгую и сильную засуху между 1250 и 1310 гг. н.э. Это привело к полной потере урожая и исчезновению полей, в том числе suka'kollus. Население рассеялось, а городские центры были заброшены. К этой ситуации прибавился приход в горную местность, и особенно в область озера Титикака, разных пастушеских народов, говоривших на аймара, которые осели в горной местности в небольших укрепленных городах, образуя то, что известно под названием "Аймарские Усадьбы" (Gisbert, 2003: 29).

Эпоха региональных государств (1200 - 1400 гг. н.э.), или аймарских суйю, - это эпоха, которая сегодня оживает в памяти в силу происходящих сегодня процессов территориальной перестройки. Суйю, с которыми столкнулись испанцы, они называли царствами или поместьями из-за их сходства с королевствами и провинциями Европы. Происхождение этих суйю можно сопоставить с мифом, который переписал летописец Бернабе Кобо: «Создатель сделал из глины Тиуанако все народы, которые есть на этой земле, раскрасив для каждого костюм и платье, которые они должны были носить, а также дал каждому народу свой язык, чтобы петь, и семена продовольственных культур, чтобы питаться, и это событие заставило их  подчиниться земле, каждую нацию в отдельности, чтобы оттуда они выходили в те стороны и места, в которые он повелел им, и одни вышли из земли, другие из гор; третьи из родников, прудов, из стволов деревьев и других мест..

Природа этого мифа содержит большую духовную истину для народов Анд и Амазонки, поскольку представляет их продуктом самой природы и развивает у них различные ритуалы как способ благодарить жизнь и те плоды, которые она дает им. Поэтому каждый компонент пространства (горы, земля, вода, деревья, производства и т.д.) священен.

Тогдашние народы были дифференцированы по своей одежде и символам власти, которые определяли их идентичность и отражали культурное разнообразие в Андах и Кульясуйю.

При всех существовавших различиях между народами их объединяли весьма близкие социальные и экологические отношения, поскольку люди научились жить среди разных народов и в различных экологических системах, в основе которых лежала модель экологической взаимодополняемости продуктов, производившихся в горной местности и в долинах.

Период аймарских суйю будет характеризоваться воинственностью.

Аймарские народы постоянно сталкивались с другими народами и между собою. Те суйю, которые населяли плато и горную местность, относились к категории высшей расы. Они называли себя кольюнис, т.е. горцами, словом, которое из-за фонетического нарушения превратилось в Кольянас, а затем послужило квалификации основных индейцев каждого округа, которые считались высшей расой Многонациональность и мультикультурализм народов во времена Тауантинсуйю прекрасно отразили испанские хронисты, особенно Гуаман Пома де Аяла (1612-1615), который восхваляет их коллективную природу, принципы бытия, взаимности, солидарности, жесткой дисциплины в осуществлении правосудия, которое структурировало социальные отношения,  культурные нормы и практику в мире, где все имеет свое место в пространстве и времени, особенно индейской общины – айлью.

Инки пробыли в Кольясуйю около 60 лет, примерно между 1471 и 1532 гг., но достаточно, чтобы политически трансформировать регион посредством проведения глубокого обновления населения, форм эксплуатации сельскохозяйственных и минеральных ресурсов, а также важных исторических событий, произведений архитектуры, дорожных путей и крупных сельскохозяйственных районов. Кроме того, ради более эффективной организации и управления именно инки внедрили в аймарских государствах систему кураков, посредников между инками и айлью.

В правовом поле существовала концепция весьма фиксированного жизненного цикла человека от детства до старости, выраженная в десяти улицах, каждая улица со своими обязанностями и ответственностью, смысл которых человек постигал по мере взросления, физического и психического здоровья.

Все десять улиц – это социальные пространства, чье посещение со стороны чиновников осуществлялось для контроля за соблюдением роли каждого возраста. Эта практика по-прежнему сохраняется в некоторых общинах, и индейские должностные лица идут в свои общины, зная проблемы сообщества, направляя детей на выполнение обязанностей, соответствующих их возрасту.

Правосудие задумывалось для благосостояния людей, а также обеспечения работы и экономики государства инков. Отсюда его жесткость и очень суровые наказания, ссылки на которые приводит Гуаман Пома: «Поскольку грехи осуждались, те, кто вступал в прелюбодеяние с сестрами и тетями, с кумовьями и племянницами и их близкими родственниками, наказывались смертной казнью и прочими суровыми наказаниями… со стороны короля и капитанов, а также имевшихся тогда судей.  .

Также у них имелись суровые наказания: для воров, грабителей и убийц, прелюбодеев и насильников – смертная казнь, равно как для лжецов и лентяев».

Такая форма наказания сегодня не практикуется, однако упоминание о его тяжести отвечает необходимости борьбы с коррупцией и преступностью, которая пока очень слаба и политизирована.

Однако каким образом мыслился закон в доиспанскую эпоху в обществе, которое уделяло привилегированное внимание критериям хорошей жизни? Ответить на этот вопрос нам позволяет следующая реляция: «Если общество имеет идеалом жизни пользование человеческим благополучием или ищет ситуации здорового благополучия для политической и экономической системы, то закон осуществляется справедливо и равно, чтобы предупредить коллективные и индивидуальные интересы граждан; но когда у общества отсутствуют четко установленные принципы социального обеспечения, оно считает, что правосудие является не достижимой для всех конечной целью, а всего лишь бизнесом, и не согласно гарантировать права и социально-экономические интересы всех граждан, тогда закон становится очень гибким, слабым, нездоровым и почивающим на лаврах».

Короче говоря, отстаивавшееся индейцами аймара право на самоопределение в широком смысле осуществлялось в географической и культурной среде Андского региона, открыло новую конфигурацию отношений между народами в колониальный период, а также проникло в будущее андских институтов и ценностей.

Важно также отметить, что в эпоху Тауантинсуйю в его отношениях с Кульясуйю имелась напряженность, которая не была устранены, потому что аймарские суйюс добивались автономии. Именно такую панораму застали испанские конкистадоры, когда инки в течение шести десятилетий проводили социальную трансформацию, а аймарские владения стремились восстановить свою автономию. 

Comments