Янин. Мезолитические культуры

Мезолитические археологические культуры выделяются повсеместно, их распространение и взаимосвязи дают возможность судить о путях расселения мезолитических племен и о степени освоенности того или иного региона.

Многие из них сложились на основе позднепалеолитических культур, существовавших ранее на этих территориях, в большей степени это относится к областям Южной, Западной и отчасти Центральной Европы, где позднеледниковье характеризовалось относительно мягкими природными условиями. Так, развитие мезолитических азильской и тарденуазской культур (Пиренеи, Франция) было последовательным продолжением традиций позднего палеолита на фоне общих климатических изменений.

Однако для тех областей, где природные условия изменялись достаточно резко, — а такими областями была большая часть Восточной Европы, часть Средней Азии и Казахстана, Сибири и Дальнего Востока — влияние культур Южной, Центральной и Западной Европы с запада и культур Ближнего Востока, Средней и Юго-Восточной Азии с юга было определяющим.

На Ближнем Востоке уже в IX-VIII тысячелетиях до н. э. произошел переход к производящим формам хозяйства. Именно этот регион, будучи колыбелью производящего хозяйства, стал для большей части соседних территорий источником новых культурно-хозяйственных влияний. Одной из наиболее известных передневосточных культур, пример которой хорошо показывает специфику и темпы развития региона, является натуфийская, названная так по памятнику Вади-эн-Натуф в Палестине. Ранние стадии этой культуры (11-10 тыс. лет до н. э.) характеризуются тем, что в хозяйственном укладе ведущими отраслями были охота и интенсивное собирательство. Однако уже в IX-VIII тысячелетиях до н. э. многие натуфийские общины перешли к оседлому образу жизни. Так, на поселении Эйнана насчитывается около 50 круглых глинобитных домов, встречаются зерновые ямы, в обмазке которых, так же как и в обмазках домов, встречены зерна и солома доместицированных пшеницы и ячменя. На поселении на горе Кармел (Израиль) было исследовано несколько погребений натуфийцев Древнее стойбище в основании телля в Иерихоне (Израиль) относится к раннему этапу натуфийской культуры, однако уже в VII тыс. до н. э. (см. раздел «Неолит») их потомками был построен большой поселок, окруженный высокими стенами с башнями. Все внутренние постройки и оборонительные укрепления построены из сырцового кирпича и камня. Иерихон принадлежит к числу древнейших постоянных поселений в мире.

Мигранты с Ближнего Востока могли продвигаться на север и восток тремя путями — через Балканы, Кавказ и через Прикаспий и Среднюю Азию. Все эти пути достаточно ясно отражаются в калейдоскопе археологического материала времен мезолита — раннего неолита. Влияние передневосточных культур хорошо прослеживается в формах каменного инвентаря, особенно в формах геометрических микролитов.

Северо-Западная Европа была еще одним крупным регионом, откуда все новые и новые группы населения шли на освобождающиеся от ледника земли вслед за промысловыми животными. Разнообразные миграционные процессы находят отражение в различиях каменных индустрий археологических культур лесной зоны Восточной Европы. В технологиях обработки каменного сырья, наборе характерных типов изделий и охотничьего снаряжения можно проследить большее или меньшее влияние тех или иных культурных традиций Западной и Северной Европы.

Охарактеризуем наиболее показательные археологические культуры Северной Евразии.

Южную зону представляют культуры Северного Причерноморья, Кавказа и Средней Азии, Прикаспия и отчасти Приуралья, которые во многом сформировались под влиянием передневосточных культурных импульсов. Здесь относительно рано совершился переход от присваивающей к производящей хозяйственной деятельности, преимущественно связанной с первоначальным скотоводством.

Средняя Азия, Прикаспий, Урал и Приуралъе. В Средней Азии мезолитические памятники известны в Ферганской долине, на высокогорном Памире, в Прикаспии.

В Южном и Восточном Прикаспии многочисленные мезолитические памятники зачастую приурочены к берегам древних водоемов и руслам рек. Основным занятием древнего населения была охота и ловля осетровых рыб, а также собирательство растений и моллюсков. На юге Прикаспия обнаружены многослойные стоянки пещерного типа. В мезолитических слоях грота Джебел (8-7 тысяч лет до н. э.) впервые обнаружены кости одомашненных животных — коз и овец, что позволяет считать этот район одним из древнейших центров производящего хозяйства.

Стоянки Восточного Прикаспия (4-й слой грота Дам-Дам — Чешме-1, мезолитические слои пещеры Кайлю и др.) получили название прикаспийских стоянок зарзийского типа, или восточноприкаспийской культуры.

Инвентарь этой культуры имеет много аналогий с археологическими материалами, найденными как южнее — например, в Ираке (стоянка Зарзи), так и севернее — на Южном Урале, в Приуралье и Зауралье. Это явление отражает пути миграций древнего населения.

На Южном Урале исследованы стоянки янгелъской культуры, которая датируется с IX по вторую половину VII тысячелетия до н. э. Своим происхождением она связана с мезолитом юго-восточного Прикаспия, Ближнего и Среднего Востока, что отражает направление миграций мезолитического населения с юга на север, из областей возникновения производящего хозяйства. Общий облик кремневой индустрии — микролитический. Характерным признаком является использование в качестве сырья яшмы и яшмовидного кремня. Так как мезолит Западной Сибири изучен недостаточно, проследить дальнейшее движений этих племен на восток не представляется возможным.

Несколько иными путями шло развитие культуры в западном Приуралье, куда попадала другая ветвь миграционного потока, движущегося с юга, из восточного Прикаспия. Древнейшие мезолитические памятники в этом районе еще не найдены, а известные датируются средним и поздним мезолитом— VII-V тысячелетиями до н. э.

Наиболее известны памятники междуречья Волги и Камы, которые объединяются в камскую, или прикамскую культуру (VII-VI тыс. до н. э.). Инвентарь восточной группы стоянок характеризуется пластинчатыми заготовками и большим количеством микролитов, что явно указывает на южные влияния. Напротив, в инвентаре западной группы увеличивается число орудий на отщепах, пластины становятся крупнее, представлены рубящие орудия, симметричные трапеции и черешковые наконечники стрел.

По-видимому, здесь, в Волго-Камском междуречье, и проходила условная граница между миром культур лесного мезолита и южным микролитоидным миром.

Мезолит Кавказа (VIII—VII тыс. до н. э.) характеризуют комплексы пластинчатых микролитических индустрии, близкие аналоги которых известны в Иракском Курдистане и на юго-западе Иранского нагорья, что позволяет говорить о существовании здесь единой культурной общности. Кроме контактов с южными областями существовали постоянные связи и с населением степного Северного Причерноморья.

Мезолитические культуры Кавказа (имеретинская, триалетская мезолитическая и чохская) различаются между собой типами микролитов, спецификой изготовления охотничьего вооружения и использования рога и кости. В триалетской мезолитической культуре особенностью производства каменных изделий является использование обсидиана — вулканического стекла (стоянка Зуртакети). Однако локальные различия этих культур менее ярки, чем общие их черты.

Стоянки располагались как в высокогорных ущельях, так и на холмах, и в долинах рек. Население охотилось на бурого и пещерного медведей, благородного оленя, тура, муфлона, а также занималось рыболовством. Крым. Стоянки горнокрымской культуры сосредоточены на юго-западе Крымского полуострова, почти все они пещерные и многослойные, однако в предгорьях и степных районах известен ряд кратковременных открытых стоянок, относящихся к позднемезолитическому времени.

По мнению исследователей, горнокрымская культура была монолитна, инвентарь одновременных стоянок сходен во всех деталях, между разновременными — несомненна преемственная связь. Кремневый инвентарь на ранних стадиях сохраняет ряд верхнепалеолитических черт, однако уже к середине мезолита они исчезают, резко увеличивается количество микролитических орудий, среди которых преобладают трапеции и вкладыши.

В Крыму и Северном Причерноморье в эпоху мезолита была распространена кукрекская культура (памятники Кукрек у Симферополя, Каменная Могила в Приазовье, Игрень-8 в Поднепровье). В инвентаре этой культуры геометрические микролиты единичны, но их место занимают своеобразные вкладыши кукрекского типа, которые распространены очень широко и представляли собой трапециевидную пластинку, обработанную своеобразной плоской ретушью. Северное Причерноморье. Одной из интересных культур Северного Причерноморья времени позднего мезолита является гребениковская, памятники которой распространены на левобережье Днепра и в устье Днестра; наиболее известны стоянки Гиржево и Мирное. Инвентарь этой культуры указывает на наличие устойчивых связей с позднепалеолитическими и раннемезолитическими традициями Нижнего Поднепровья. В инвентаре, кроме орудий на ножевидных пластинах, трапеций, резцов, очень много скребков, что говорю о превалирующем значении охоты в занятиях населения. Как считают исследователи, охотничья практика гребениковских племен была необычайно успешна, что было обусловлено развитием призматической техники растепления, позволяющей изготовлять охотничье вооружение, в основном наконечники стрел. Вероятно, это обстоятельство привело к нарушению экологического баланса, что вызвало, в свою очередь, кризис охотничьего хозяйства и увеличило роль собирательства. Интенсивное собирательство и обусловило относительно быстрый переход к производящим формам хозяйства на этих территориях (см. раздел «Неолит»), Лесная зона Северной Евразии в мезолите была освоена группами охотников-собирателей, достигавших отдаленных районов севера. На окраинах ойкумены и особенно в Сибири значительные пространства все еще оставались незаселенными.

Как уже говорилось выше, в образовании многих мезолитических культур Восточной Европы решающую роль сыграла позднепалеолитическая свидерская культура, возникшая, вероятно, на территории Польши и распространившаяся в виде миграционного потока ее носителей или посредством культурного влияния до Приуралья и Крыма. Кроме того, на мезолит Восточной Европы большое влияние оказала и аренсбургская культура, распространенная в финале верхнего палеолита на территории Северной Германии.

Одной из наиболее ярких культур Верхнего Поднепровья является гренская культура, представленная стоянками также и в Восточной Белоруссии. Происхождение этой культуры связывается с появлением здесь аренсбургского населения. На втором этапе ее существования прослеживается тесная связь с песочноровской культурой на Десне и иеневской в Волго - Окском междуречье, что может свидетельствовать о дальнейшем продвижении носителей аренсбургских традиций на восток.

Северо-западнее, в бассейне Немана и Западной Двины, на западе Белоруссии, в Литве и на северо-востоке Польши обнаружены стоянки неманской культуры. Для инвентаря этой культуры характерно присутствие как свидерских, так и аренсбургских традиций.

При раскопках на территории Эстонии, Латвии, Белоруссии и России обнаружены памятники культуры куида (названной по стоянке Кунда в Эстонии), которая развивалась очень долго — от пребореала до начала атлантика. Для инвентаря характерны орудия на крупных пластинах, черешковые наконечники стрел и многочисленные орудия из кости и рога — тёсла, скребки, острия, шилья, рыболовные крючки, наконечники стрел с биконической головкой, мотыги, гарпуны, инструменты для вязания сетей, В формировании этой культуры прослеживается влияние позднесвидерских племен. Развитое рыболовство, которым занимались носители культуры кунда, создавало предпосылки для перехода к оседлости. В результате своего развития мезолитическая культура кунда, сохраняя свои основные черты, стала основой для образования ряда неолитических культур Карельского перешейка и северо-восточных областей лесной зоны.

Весь мезолит Украинского Полесья (Верхнего Поднепровья) тесно связан с мезолитом Южной Прибалтики, Польской и Полесской низменностей и с Волго-Окским междуречьем.

В этом обширном регионе исследован ряд выразительных мезолитических культур, таких как яниславицкая, кудлаевская, песочтровская, в инвентаре которых в большей или меньшей степени отражено влияние западноевропейских соседей — наследников аренсбургских, свидерских и более южных традиций.

Ранний мезолит в Волго-Окском междуречье представлен рессетинской культурой, характеризующейся определенной преемственностью с традициями предшествующих позднепалеолитических культур, но при этом достаточно сильны и более поздние западные влияния. Рессетинская культура, возможно, оказала влияние на появление более поздней бутовской культуры.

Буговская культура занимала обширную область в Волго-Окском междуречье. Датируется она от середины VIII до VI тысячелетия до н. э. В каменном инвентаре широко представлены наконечники иволистной и черешковой форм. Некоторые ученые связывают происхождение бутовской культуры с влиянием свидерско-аренсбургских традиций, другие полагают, что эта культура сложилась на основе рессетинской культуры при участии носителей свидерской традиции.

В западной части Волго-Окского междуречья была распространена иеневекая культура. Среди орудий представлены скребки разных типов, встречаются топоры с перехватом, среди микролитов — трапеции из пластин и отщепов, треугольники, сегменты, ромбы. По мнению ученых, иеневская и песочноровская культуры сформировались при участии носителей западноевропейских культур, в частности аренсбургской, и существовали с 8300 до 7700 г. до н. э.

Далее на северо-восток количество открытых мезолитических памятников существенно сокращается, степень их изученности значительно ниже, однако и там известен ряд ярких археологических культур.

На берегах ледниковых озер и рек Восточного Прионежья обнаружен ряд поселений и могильников культуры веретье, датирующейся концом VIII — первой половиной VII тыс. до н. э. Основные стоянки этой культуры — Веретье 1, Сухое, могильник Попово. Для этой культуры характерны изделия из кремня, сланца и других материалов: рубящие орудия, скребки, ножи, резцы и т. п. Основной заготовкой был отщеп. Обнаружены изготовленные из кости и рога мотыги, ножи, кинжалы, наконечники стрел, гарпунов и т. п., а также деревянные луки, стрелы, копья. Основными занятиями населения были охота на лося, бобра и других лесных животных, рыболовство и, вероятно, собирательство. По характеру костяных, роговых и других крупных орудий культура веретье имеет определенное сходство с прибалтийской культурой кунда и еще некоторыми, родственными ей. Обряд погребения носителей культуры веретье представлен материалами могильника Попово (см. раздел «Погребения»).

На северном побережье Онежского озера открыты памятники онежской культуры (VII — начало V тыс. до н. э.). Здесь орудия изготовлялись из кварца, лидита, сланца, кремня. В инвентаре много инструментов для шлифования и полирования, рубящих орудий из сланца, скребков, резцов и т. п.; наконечники стрел и копий сделаны из пластин. Крупнейший некрополь онежской и, возможно, других соседних культур — Оленеостровский могильник

На Кольском полуострове обнаружены стоянки культуры комса. Здесь для изготовления орудий использовались кварц, сланец, горный хрусталь, изредка кремень. В числе находок — рубящие орудия, долотовидные скобели, скребки, резцы, наконечники из кварцита, ножи, проколки. Исследователи полагают, что стоянки принадлежали группам охотников, проникавших на побережье Баренцева моря с запада, из Скандинавии.

Среди других мезолитических культур севера европейской части России выделяются своим культурным своеобразием материалы торфяниковой стоянки Вис-1 (вторая половина VII тыс. до н. э.), расположенной в бассейне р. Вычегда. Здесь, благодаря залеганию в торфе, сохранилось много деревянных изделий: серия луков, обломки лыж и саней. Кроме того, обнаружены сланцевые топоры и кремнёвые орудия из отщепов и пластин; скребки, резцы, скобели. Сибирь и Дальний Восток. Западная Сибирь исследована пока очень слабо, и имеющиеся материалы не позволяют судить о тех процессах, что происходили здесь в мезолите.

В Восточной Сибири стоянки мезолитического человека известны на полуострове Таймыр, в Прибайкалье, а также в бассейне р. Лены.

На Таймыре открыто несколько стоянок с характерным для мезолита кремневым инвентарем. На стоянке Тагенар VI обнаружено кострище, кости северного оленя и птиц, а также изделия из кремня — нуклеусы, резцы, ножи из пластин, скребки. Радиокарбоновые и спорово-пыльцевые анализы позволили датировать памятник ГУ тыс. до н. э., т. е. серединой атлантического периода. Стоянка располагалась в лесной зоне северотаежного типа и была синхронна памятникам среднего неолита на большинстве территорий севера Восточной Европы.

В Прибайкалье известны многослойные памятники, включающие мезолитические слои, которые носят название бадайских, верхоленских, байкальских и канских, две первые группы исследованы более подробно. Бадайские (по стоянке Бадай) стоянки сосредоточены в среднем течении реки Ангары. На стоянке Усть-Белая исследовано 16 культурных слоев, которые делятся на три хронологических этапа— от палеолита до неолита. В мезолитических слоях, относящихся к среднему этапу существования памятника, обнаружено 46 костриш. В одной из ям открыто захоронение собаки, на остатках ошейника сохранилось X подвесок из зубов благородного оленя. Набор кремневых орудий включает скребки, скребла, ножи и т. п. Редко встречающиеся наконечники имеют овальную форму. Есть костяные орудия — наконечники гарпунов, обломки острог, рыболовные крючки. Среди украшений встречаются подвески из просверленных зубов животных и цветного камня.

Верхоленские стоянки располагаются в верховьях р. Лена, по рекам Ангара и Селенга. При раскопках стоянки Верхоленская Гора-1 в г. Иркутске выявлены три культурных горизонта, которые авторами раскопок датируются XI, IX и VII тыс. до н. э. Остатки фауны свидетельствуют, что основными занятиями населения были охота на благородного оленя, косулю, лося и добыча крупных рыб — тайменя, осетра, сига. В инвентаре стоянок помимо обычного набора орудий значительное место занимали рубящие формы. Заготовки были разнообразны: отщепы, пластины и плитки кремня.

В среднем течении Лены, в верховьях р. Алдан и на побережье Охотского моря распространены стоянки сумнагинской культуры (конец VIII— IV тыс. до н. э.). В инвентаре многослойной стоянки на Адцане — Белькачи присутствуют призматические и конические нуклеусы, пластинки, угловые резцы, концевые скребки. Люди охотились на лося, северного оленя, косулю, а позднее — на бурого медведя, птицу, занимались рыболовством. Происхождение сумнагинского населения связывают с носителями кокоревской культуры позднего палеолита на Енисее.

Мезолитический период в Приморье, по предположению археологов, был кратким. Развитие индустрий каменного века Дальнего Востока происходило под влиянием мезолита соседних территорий — Китая и Японских островов. Весьма своеобразные позднепалеолитические культуры (устиновская и натовская), которые не все исследователи относят к верхнему палеолиту, сменились стоянками с микролитическим инвентарем. В центре и на юге Приморья открыто около 15 стоянок, располагавшихся на пологих склонах речных террас и датирующихся VII-VI тыс. до н. э.

В центре п-ова Камчатка близ Ушковского озера обнаружены многослойные мезолитические стоянки. В кремневом инвентаре представлены конические и призматические нуклеусы, пластины, вкладыши, скребки на отщепах, изделия с двусторонней обработкой (бифасы). Камчатские стоянки близки памятникам сумнагинской культуры и, вероятно, показывают продвижение этих племен далее на северо-восток.

Об освоении человеком эпохи мезолита самых отдаленных земель с суровым климатом свидетельствует исследуемая с 1990-х годов стоянка Жохова на одном из островов архипелага Де-Лонга в северной группе Новосибирских островов. Древние люди пришли сюда из северных областей Восточной Сибири. Они охотились на северного оленя, белого медведя и других животных, использовали прирученных упряжных собак. В инвентаре обнаружены наконечники стрел, тесла, долота, изготовленные из халцедона, сланца, а также из органических материалов — кости, бивня, дерева, растительных волокон.

Подводя итоги, следует еще раз подчеркнуть, что мезолит является очень ясной страницей в истории человечества. В эту эпоху происходит заселение ранее пустующих регионов, освободившихся от ледникового покрова, в этом процессе различные культурные традиции вступают во взаимодействие. Именно в мезолите формируются природные условия, определяющие неравномерность в темпах и характере развития разных регионов, которая затем прослеживается на протяжении всей истории человечества.

Археология. Под редакцией академика РАН В.Л. Янина. — А87 М.: Изд-во Моск. ун-та, 2006

 

Comments