Любищев, Александр Александрович

Александр Александрович Любищев

 (5 апреля 1890, Санкт-Петербург - 31 августа 1972, Тольятти) - энтомолог, специалист по одному из сложнейших подсемейств жуков-листоедов, так называемым земляным блошкам (Chrysomelidae: Alticinae), и защите растений. Известен благодаря своим работам более общего характера по применению математических методов в биологии, по общим проблемам биологической систематики, теории эволюции и философии. Создал систему учёта времени (тайм-менеджмента), которой пользовался в течение 56-и лет (с 1916-го по 1972-й гг.). Владел несколькими языками: английским, немецким, итальянским, французским, причём первые 2 изучил в транспорте. Себя аттестовал дилетантом, чем частично реабилитировал это слово. Поддерживал обширную переписку со многими выдающимися учёными и мыслителями. Активно затрагивал философские проблемы во множестве своих трудов, многие из которых не были и не могли быть ввиду их критического содержания опубликованы при жизни учёного. Философская позиция Любищева тяготеет к холизму и к взглядам Платона. Ещё в 1923 он ввёл представление о естественной системе. Он предполагал, что свойства организма всецело определяются его положением, местом в естественной системе. С общих позиций критиковал эволюционное учение Дарвина. Стремился обосновать точку зрения, согласно которой для естественных наук наиболее плодотворна философия Платона. Особый акцент делал на важности математических методов в науке вообще и биологии в частности. Прекрасный полемист, Любищев противодействовал торжеству идей Лысенко и его последователей.

Цитаты и aфоризмы

Единственная сила, которую можно применять, - это сила разума, и сила разума не есть насилие.

Идиот подобен не тому автомобилю, у которого не хватает какой-либо важной части, а тому, у которого все гайки завинчены так крепко, что он двигаться не может.

Интерес представляет не то, что есть и что было, но и то, что могло бы быть.

Истинный ученый и искатель истины никогда абсолютной уверенности не имеет (дело касается тех областей знания, где есть споры), он пытается все новыми и новыми аргументами добиться согласия своего противника не потому, что чувствует горделивое превосходство перед ним, и не из тщеславия, а прежде всего для того, чтобы проверить собственные убеждения.

Люди лучше убеждений.

Серьезный спор может быть кончен тогда, когда автор может изложить мнение противника с той же степенью убедительности, с какой его излагает противник, но потом прибавить рассуждения, показывающие корни предрассудков противника.

Ученый, не имеющий времени на размышления, конченый ученый, и если он не может переменить свой режим, чтобы иметь достаточное время на размышления, то ему лучше бросить науку.

Comments