Абеляр, Пьер

Пьер (Пётр) Абеляр или Абелар

 (фр. Pierre Abailard/Abelard, лат. Petrus Abaelardus; 1079 - 21 апреля 1142) - знаменитый схоласт и богослов средневековой Франции, неоднократно осуждавшийся католической церковью за еретические воззрения. Развил учение, названное впоследствии концептуализмом. Разрабатывал схоластическую диалектику (сочинение "Да и нет"). Рационалистическая направленность Абеляра ("понимаю, чтобы верить") вызвала протест ортодоксальных церковных кругов: учение Абеляра было осуждено соборами 1121 и 1140 годов. Трагическая история любви Абеляра к Элоизе описана в автобиографии "История моих бедствий".
Большинство учёных считают Абеляра представителем концептуализма. Религиозное учение Абеляра состояло в том, что Бог дал человеку все силы для достижения благих целей, следовательно, и ум, чтобы удержать в пределах игру воображения и направлять религиозное верование. Вера, говорил он, зиждется непоколебимо только на убеждении, достигнутом путём свободного мышления; а потому вера, приобретённая без содействия умственной силы и принятая без самодеятельной проверки, недостойна свободной личности. Абеляр утверждал, что единственными источниками истины являются диалектика и Священное писание. По его мнению, даже апостолы и отцы церкви могли заблуждаться. Это означало, что любая официальная догма церкви, не основанная на Библии, в принципе могла быть ложной.

Цитаты и aфоризмы

C сильной любовью не могут ужиться черные подозрения.

Безрассудно судить о мыслях и понимании одного по мыслям и пониманию другого.

Благополучие всегда делает глупцов надменными, а беззаботное мирное житье ослабляет силу духа и легко направляет его к плотским соблазнам.

Ведь благо даже, чтобы никто не действовал во благо, если то, что он делает, не соответствует ни одному Божьему завету.

Если в какой-либо книге что-то поражает нас как абсурдное, то не будем спешить говорить: «Автор этой книги не придерживался истины». Куда справедливее и уместнее признать, что или в рукопись вкралась неточность, или истолкователь ошибся, или мы сами не до конца понимаем читаемое.

Если после учений философов мы станем обсуждать их жизнь, то обнаружим у них правила истинной религии. Как и апостолы, они умели отрешаться от всего. Кто сравнится с Диогеном в презрении к миру?

Есть правила без исключений, как, например: в любом философском обсуждении авторитет ставится на последнее место или совсем не принимается во внимание.

Женитьба - это помеха для философских занятий. Что общего между учениками и челядью, налоем для письма и люлькой, между книгами или таблицами и прялкой, грифелем или пером и веретеном? Кто, наконец, погрузившись в богословские или философские размышления, может вытерпеть детский плач, колыбельные песни кормилиц, суетливую толпу домашних слуг и служанок? Кто в состоянии переносить эту постоянную нечистоплотность младенцев?

Логика оттолкнула от меня мир.

Любовь - одно из зол, которых нельзя скрыть; одно слово, один нескромный взгляд, иногда даже молчание выдают ее.

Надобно хранить истину в тайне, дабы избежать ее опошления.

Не мнения людей, а доводы разума - вот универсальная формула поиска истины.

Нельзя уверовать в то, чего бы предварительно не понял.

Никто не познает точно добродетели, если не имеет понятия о пороке, в особенности когда некоторые пороки до такой степени близки к добродетели, что легко обманывают своим подобием.

Нынешние школы никчемны по результату. Преподается только умение складывать слова без понимания, как будто для овец важнее блеять, чем кормиться.

О многом писать можно гораздо смелее, чем говорить.

Одно дело - лгать, другое - заблуждаться в речах и отступать от истины в словах в силу заблуждения, а не злого умысла.

Сделав попытку доказать, что одни и те же слова употребляются различными авторами в различных значениях, мы легко отыщем решение многих противоречий.

То, чем мы грешим в молодости, приходится искупать в старости.

Уместнее опереться не на кропотливый труд, а на разум.

Человеческие чувства часто сильнее возбуждаются или смягчаются примерами, чем словами.

Comments