Что такое "общество потребления", и при чем здесь школа?

Ноябрь 2019
Клиницкий А.И., учитель обществознания, 
заместитель директора по инновационной деятельности ГБОУ СОШ № 257,
соискатель ученой степени кандидата педагогических наук
 
О наболевшем…
Философская категория, введенная французским постмодернистом Ж. Бодрийяром и характеризующая «общество благосостояния», в основе которого лежит, зачастую, бездумное потребление в погоне за удовлетворением сиюминутных потребностей, стала повседневной реальностью [1]. Навязанные рыночной экономикой ценности: «культ еды»; «развлечение» как самоцель, а не вознаграждение за кропотливый труд; «пустой, бессмысленный туризм», не преследующий никаких образовательных, социокультурных, личностных целей, - есть не что иное, как проявление бытового гедонизма без понимания цели, смысла, содержания, а значит, и последствий совершаемых действий. 
В глобальном смысле это приводит к колоссальным проблемам экологии, существенной поляризации общества и даже изменению структуры отношений в рамках государственных социальных институтов, в частности школы. 
Поколение Y (рожденные в период с 1980 по 2000) и поколение Z (миллениалы – рожденные после 2000) все чаще рассматривают школу как социальный институт, существующий на средства налогоплательщиков, а потому обязанный обеспечивать удовлетворение их запросов. Но так ли это на самом деле? 
Право граждан на образование регулируется 43 статьей Конституции РФ, помимо этого ст. 3 ФЗ № 273 «Об образовании в РФ» гарантирует свободу выбора получения образования согласно склонностям и потребностям человека, создание условий для самореализации каждого человека, свободное развитие его способностей, включая предоставление права выбора форм получения образования, форм обучения, организации, осуществляющей образовательную деятельность, направленности образования в пределах, предоставленных системой образования, а также предоставление педагогическим работникам свободы в выборе форм обучения, методов обучения и воспитания [4, 6], при этом сохраняя ответственность за получение образования за родителями (законными представителями), а за качество образования - за образовательной организацией. В правовом поле реализация образовательной политики, как и сохранение содержательной целостности образования, признается прерогативой государства в лице профильных министерств и ведомств. 
В юридическом поле закон «Об образовании в РФ», нормы гражданского и семейного кодекса весьма четко разграничивают полномочия, права и обязанности субъектов права, однако на бытовом уровне школа все чаще сталкивается с попытками вмешательства со стороны родителей, общественных организаций, а порой и самих обучающихся в образовательный процесс. Потребительское отношение к школе как к месту предоставления услуг объясняется, на наш взгляд, неоднородностью процессов, пережитых российским государством в 1990-ые годы, выразившихся в существенной ломке прежнего - от санитарных норм до глобализационных интернациональных процессов и документов, их сопровождающих. Во многом ситуация спровоцирована тем обстоятельством, что понятие «образовательные услуги» исчезло лишь в последней редакции закона «Об образовании», освободив тем самым школу от необходимости заключать договор при приеме ребенка в общеобразовательное упреждение. Но, как замечают исследователи, «в целом ряде нормативных правовых актов Минобрнауки России (еще до разделения на два ведомства - А.К.) можно встретить термин «образовательные услуги», как отдельно, так и в различных словосочетаниях (например, «получатели образовательных услуг»). При этом он используется в некоторых из них только в значении «платные образовательные услуги» (например, Приказ Минобрнауки РФ от 25.10.2013 г. № 1185 «Об утверждении примерной формы договора об образовании на обучение по дополнительным образовательным программам»). В других нормативных правовых актах Минобрнауки РФ под образовательными услугами подразумевается как платная, так и бесплатная (для населения) образовательная деятельность. К примеру, в Приказах Минобрнауки РФ «Об утверждении порядка организации и осуществления образовательной деятельности по дополнительным профессиональным программам» от 01.07.2013 г. № 499 и «Об утверждении примерной формы договора об образовании по образовательным программам дошкольного образования» от 13.01.2014 г. № 8 под образовательными услугами подразумевается любая образовательная деятельность, без различения – платная она или нет» [3]. 
Как итог, мы можем наблюдать разницу в понимании философии образования детьми, родителями, академической профессиональной средой, органами власти и практикующими педагогами. 
Закономерен полуриторический вопрос: что делать? Как в середине XIX века в одноименном романе Н. Чернышевского, польза оказывается синонимична «выгоде» и «расчету». Она воплощается в «куске хлеба», так и в наши дни в широком общественном сознании школа оказалась на перепутье – между содержательной, поистине достойной нормативной базой, с одной стороны, и вполне рациональной, но несодержательной и безыдейной потребительской идеей, исходящей от родителей. Наглядно это демонстрируется в изменении приоритетов учеников выпускного 11 класса, когда обучающиеся общеобразовательной организации начинают усиленную подготовку к сдаче единого госэкзамена по обязательным и нескольким выбранным предметам зачастую в ущерб остальным. 
Совершенно очевидно, что образование, как замечает д.п.н., профессор, директор Института опережающих исследований имени Шифферса Ю.В. Громыко, не должно становиться «служанкой абстрактного экономизма» [2], а обеспечение требуемого президентом РФ «рывка как стратегии развития страны в целом» невозможно посредством псевдопрофилизации школы путем только лишь подготовки определенных обучающихся к сдаче выбранных ими экзаменов в формате ЕГЭ в ущерб остальным школьным предметам и, как следствие, метапредметному содержанию. Потребительское отношение к содержанию образования («учу только то, что буду сдавать!») несет в себе колоссальную опасность стагнации и, как ни странно, усиливает дифференциацию в модели Школа-ВУЗ-Работодатель. 
Решение обозначенной проблемы, безусловно, есть задача политическая. Усиление общественной значимости школы как социального института, учителя как носителя новых идей, обозначенных в приоритетном национальном проекте «Образование», преодоление закрытости образовательных структур без потенциального вмешательства со стороны некомпетентных лиц и организаций вкупе с повышением правовой грамотности населения – длительный, возможно, болезненный, но крайне необходимый процесс, без которого невозможно развитие всех сторон общественной жизни. 
Требуемые в силу высокой динамики мирового экономического, научного и культурного роста реформы не должны носить характер очередной ломки, а потому требуют крайне осторожных изменений в соответствии с тенденциями развития современного образования – гуманизации, открытости, гуманитаризации, интернационализации, повышения содержательного компонента. 

Литература 

  1. Baudrillard J. La société de consommation: ses mythes et ses structures, 1970. 
  2. Громыко Ю.В. Российская система образования: решающий фактор развития или путь в бездну? М.: Ленанд, 2019. 
  3. Кац А.М. Экономический и юридический смысл понятия «образовательные услуги» // Современное дополнительное профессиональное педагогическое образование. 2015. № 4. С. 8-15. 
  4. Козырин А.Н., Трошкина Т.Н. Образовательное право России. М.: ВШЭ, 2019. 
  5. ФГОС ООО. 
  6. ФЗ № 273 от 29. 12. 2012 «Об образовании в РФ». 
  7.  Шмигин И. Философия потребления. Харьков: Гуманитарный цент, 2009.