Как начиналось юннатское движение

Это было в начале 1918 года. Молодого учителя Бориса Васильевича Всесвятского вызвали в Сокольнический районный совет. Председатель Совета, профессиональный революционер Иван Васильевич Русаков, по образованию детский врач, предложил создать школу – биологическую станцию в лесу. Он сказал, что дети любят птиц, рыб, растения, и эту любовь хорошо использовать в воспитательных целях. А поскольку Всесвятский был биологом и педагогом, Русаков предложил возглавить такую школу именно ему.

Обстановка тех дней была суровой. Всесвятский понимал всю серьёзность этого вопроса, и поэтому он, не задумываясь, согласился возглавить школу. И вот, недалеко от Москвы, на окраине Сокольнического леса, создаётся необычная школа. Сокольнический совет выделил для станции реквизированную купеческую дачу, стоящую на берегу реки Яузы, где сходятся Сокольническая роща и большой лесной массив — Погонно-Лосиный остров, где была богатая наземная и водная фауна и флора.

Правда, по словам Бориса Васильевича, Биостанция вышла внешне очень потрёпанной, с покосившимися заборами и зданиями, с облупившимися стенами и крышами, с крайней скудностью научного инвентаря и убожеством обстановки. Однако, даже в то нелегкое время, у них были, например, цейсовские микроскопы.

В мае 1918 года в Сокольниках появилось объявление, приглашавшее детей записываться постоянными практикантами на Станцию юных любителей природы. На него откликнулось 17 детей.

15 июня 1918 года сотрудники Станции для своих практикантов и всех желающих провели первую официально организованную экскурсию. Это стало официальной датой организации в Сокольниках первой Станции юных любителей природы (БЮН), впоследствии выросшей в Центральную биостанцию юных натуралистов имени К. А. Тимирязева. С созданием этого первого учреждения внешкольного образования и воспитания детей в нашей стране было положено начало юннатскому движению.

В первое время каждый практикант под руководством педагогов Станции индивидуально вел в природе и на территории учреждения наблюдения, которые были ему интересны — над птицами, зверями,насекомыми, растениями. Педагогический метод в школе был по существу один: самое уважительное отношение к маленькому человеку, без назидательности и сюсюканья — педагогика, основным фактором которой было не поучение, а личный пример наставника.

Борис Васильевич Всесвятский был не только основателем биостанции, он был её душой. К началу 20-х годов Всесвятский организовал из подобных себе энтузиастов дружный коллектив сотрудников. Это Н. И. Дергунов, Е. А. Флерова, З. Г. Сердюкова, В. В. Бурдакова, П. И. Суворова, А. А. Щиголев, С. И. Исаев и др.

Необходимо отметить, что Б. В. Всесвятский и его ближайший помощник, заведующий школой юннатов Пётр Петрович Смолин никогда не давили на школьников авторитетом. Наоборот, они всячески старались развивать у школьников самостоятельность и ответственность каждого колониста не только за порученное ему дело, но и за жизнь и работу всего коллектива.

Вся деятельность биостанции под бессменным руководством Б. В. Всесвятского была посвящена решению выдвинутых им трёх основных задач:

  • развитие юннатского движения для широкого привлечения детей и молодёжи к изучению и охране родной природы, к участию в народно-хозяйственном использовании природных богатств на нужды социалистического строительства;
  • проведение педагогического эксперимента по воспитанию и среднему образованию юннатов школы БЮН на основе активного, исследовательского подхода к получению знаний в сочетании с творческим производительным трудом, общественной работой и профессиональной подготовкой;
  • всесторонняя пропаганда идей юннатского движения и новых методов воспитания и обучения среди молодёжи и учительства.

Работа Станции в первые годы проходила под лозунгом «Ближе к природе! ». Главными факторами воспитательного процесса на Станции считались: соприкосновение с живой природой, самостоятельные наблюдения и опыты, участие в общем физическом труде, пользование специальной литературой, общественно-полезная работа, участие в пропаганде натуралистических знаний.

В апреле 1919 года при Станции была открыта летняя школа-колония с общежитием на 35 человек. Вместо постоянно сменяющих друг друга детей-практикантов, с которыми трудно было вести плановую образовательно-воспитательную работу, появились постоянные юннаты-колонисты.

15 июня 1919 года была торжественно отмечена первая годовщина Станции. В приветствиях по случаю праздника, в частности, говорилось:« ...приветствуем это единственное не только в Москве, но и во всей России культурно-просветительное учреждение в день годовщины его зарождения... это первое учреждение внешкольной, внеклассной работы с детьми».

По мере овладения юннатами методами исследования и знаниями в области биологии, работа уже стала выходить за рамки обычной школьной программы. Силами юннатов и лаборантов выполнялась вся техническая работа по обработке агроучастков, содержанию животных, уходом за растениями, обслуживанию оборудования, поддержанию чистоты и порядка. Младшие юннаты вели наблюдения и простейшие опыты. Старшие юннаты проводили коллективную исследовательскую работу по конкретной тематике, которая часто давала новые, ценные и практические результаты. Их доклады завоёвывали признание на научных совещаниях и съездах по биологии, зоологии и др.

Юннаты станции не только сами хорошо и дружно работали, но и активно пропагандировали натуралистические знания, проводя собрания кружка юных натуралистов с открытыми докладами о проведенных наблюдениях, а также выделяя из своих членов «летучие отряды». Там, где кружков не было, «летучие отряды» помогали их создавать. В 1922 году 25 кружков юных натуралистов практически работали под ее руководством.

В те годы одна за другой создавались станции юных натуралистов — в Малаховке, в Орехово-Зуево, в Реутове, в Ленинграде. Юннатское движение быстро распространялось по всей стране, захватывая все большее и большее число юннатов, вовлекая их в активную, творческую натуралистическую работу, работу по увлечению, работу по призванию. К 1924 году в республике насчитывалось уже 259 кружков юннатов в Москве, Омске, Архангельске, Одессе и других городах.

Вскоре биостанция стала центром юннатской работы не только в Москве, но и во всем Советском Союзе. Научно-педагогические подразделения биостанции установили широкие связи с кружками юных натуралистов, научными и производственными организациями, расположенными в разных пунктах СССР.

Биостанция устраивала сельскохозяйственные выставки, посвящённые « Дню Урожая». Ежегодно на биостанции проводились курсы для переподготовки учителей-биологов и руководителей юннатских кружков, приезжающих со всего Советского Союза.

По инициативе Б.В. Всесвятского в 1924 году был созван Первый Всесоюзный съезд юных натуралистов, проходивший в старом здании Московского университета. Почётным председателем съезда был избран Борис Васильевич.

С 1924 года издавался двухнедельный научно-педагогический журнал «Листки биостанции», не только обобщавший опыт работы БЮН, но и служивший трибуной для кружков юннатов и советского учительства.

В 1928 году по инициативе Бориса Васильевича Всесвятского был создан журнал «Юный натуралист». Замечательные писатели, поэты, публицисты, художники, крупные ученые, блестящие популяризаторы науки, артисты, педагоги, космонавты сотрудничали с ним за время 80-летней истории журнала. Вот уже более 80 лет длится это волшебное путешествие в удивительный и бесконечно разнообразный мир природы.

В 1929 году биостанции было присвоено звание Центральной.

Биостанция всегда поддерживала тесный контакт с научными учреждениями своего профиля и видными учёными: Н. И. Вавиловым, А. Г. Лорхом, И. В. Мичуриным и многими другими.

За первые двенадцать лет своего существования школа-колония при Центральной биостанции,которую возглавлял Всесвятский, дала целую плеяду учёных.

В 30-40е годы биология как наука вступила на тернистый путь. Академик Т. Д. Лысенко, ставший фаворитом Сталина, отвергал классическую генетику и другие основы биологии. Учёных, которые были не согласны с его учением, всячески преследовали и подвергали репрессиям.

В то время переживало кризис и юннатское движение. Постепенно глохли яркие костерки. На смену творчеству приходила бездумная зубрёжка. Во многих школах юннатское движение превращалось в принудиловку. На биологические факультеты шли в основном неудачники, те, кто провалился или знал, что провалится в техническом вузе.


В 1932 году была закрыта школа юннатов. Биостанция без неё начала превращаться в бюрократическое учреждение. Возглавлявший Центральную биостанцию Б. В. Всесвятский перешёл на работу в Московский педагогический институт. А Петр Петрович Смолин стал главным хранителем Дарвиновского музея.

В 1939 году был репрессирован и расстрелян первый секретарь ЦК ВЛКСМ А. В. Косарев. Это отрицательно сказалось на всём юннатском движении, так как в начале 30-х годов Центральное бюро юннатов было передано в ведение ЦК ВЛКСМ.

Произошла смена названий биологических кружков и станций молодёжи на сельскохозяйственные. Нередко их творческие коллективы распадались или перерождались в принудительно-бюрократические организации.

Однако Петр Петрович Смолин с трудом, но сохранил свою новую гвардию юннатов, но теперь уже при Дарвиновском музее. Там продолжали работать творческие кружки юннатов, устраивались интересные экскурсии в Подмосковье.

В послевоенные годы Петр Петрович Смолин или ППС, как называли его ученики, руководил научной работой известного кружка юных биологов зоопарка (КЮБЗа), а в 50-60е годы вел кружок юннатов при Всероссийском обществе охраны природы.

Прошли годы, и, наконец, биология дождалась своего часа. Формальная генетика праздновала победу. Первокурсники с благоговением произносили имя Николая Ивановича Вавилова. Биология снова стала «модной» наукой. Среди поступающих на биофак особенно выделялись своими неожиданно глубокими познаниями питомцы П. П. Смолина.

К 1968 году армия юных натуралистов насчитывала уже свыше трёх миллионов человек.